logik_logik (logik_logik) wrote,
logik_logik
logik_logik

Slobodin+1 с Олимпийским чемпионом. Как становятся Лидером

Оригинал взят у slobodin в Slobodin+1 с Олимпийским чемпионом. Как становятся Лидером
Формат Slobodin+1 дает фантастические возможности для меня пообщаться с очень необычными и я бы сказал выдающимися в своей области людьми.
Формат Slobodin+1 – это скорее не интервью, а диалог двух людей в свободном формате.
Формат Slobodin+1 – это отсутствие заранее подготовленных вопросов, все происходит вживую и максимально естественно.

Сегодня представляю вам Slobodin+1 с выдающимся российским спортсменом, Олимпийским чемпионом, и просто хорошим человеком Антоном Шипулиным. Теперь и у вас есть возможность разобраться в том, что движет человеком на пути к великой цели, что важно и что не важно, как пережить неудачи и что такое Лидер. И многое другое вы сможете понять если будете смотреть, слушать и слышать.




Михаил: — Рад приветствовать, Антон, в Москве. Тебя уже все у нас в Билайне знают. Познакомились. Куча автографов. В нашем формате «Слободин +1» будет немножко вопросов. Ну, я попрошу тебя ничего не фильтровать (это не телевизор) и рассказать все как есть. Первый очень простой вопрос. Как ты стал вот таким, какой ты сейчас есть — человеком, который побеждает в достаточно не простом виде спорта, когда нужно бежать, да еще помимо этого стрелять...

Антон: — Как и в любом наверное виде деятельности всегда человек перед собой ставит цели, задачи, мечтает о чем-то. И я с самого детства мечтал стать олимпийским чемпионом.

— Серьезно? Вот прямо...

— Ну, лет с шести, с семи, когда уже начал кататься на лыжах, у меня была мечта стать олимпийским чемпионом. Я тогда смотрел телевизор, смотрел лыжные гонки, смотрел биатлон. И вот эта мечта...

— Именно в биатлоне?

— Ну, сначала лыжи...

— Лыжи?

— Потому что в биатлон я пришел потом, лет в двенадцать-тринадцать, когда я понял, что хочу еще стрелять, а не только бегать. Ну и в принципе желание было всегда (самая высокая планка) — это стать олимпийским чемпионом. Но перед этим понимал, то нельзя сразу ставить перед собой такую планку и идти к ней. Надо какие-то промежуточные цели. И тихонько, по стопам, может быть даже своей сестры старшей, которая тоже подавала мне в этом пример... Вставал значит сначала чемпион города, чемпион области, России по юниорам... и так потихоньку-потихоньку-потихоньку дошел до этого звания. Ну, я думаю, что целеустремленность, наверное, и трудолюбие в любимом деле, которое позволяет мне не просто работать, но и получать от этого удовольствие.

— А что пришлось преодолеть? Вот что самое такое тяжелое? Какие-то барьеры или что? Что вот в результате? Ну как бы на таком пути это же сейчас как бы все увешено медалями, все просто и понятно, так сказать, бежал быстрее всех, стрелял метче и так далее и так далее. А что вот? Какие трудности?

— Самое тяжелое наверное это проигрывать и переступать через себя. Потому что выигрываем мы — можно по пальцам пересчитать сколько. А проигрышей и не очень хороших стартов — их гораздо больше. У любого спортсмена. У нас в спорте очень много дистанций. У игровых видов спорта очень много игр и запоминаются, конечно, победные гонки, но поражения они так же...


— Но ты-то остаешься с теми ситуациями, когда ты проигрываешь?

— Да. И спортсмену часто приходится перебарывать себя, как у нас очень любят часто говорить и тренеры, и родители, а они как мои личные психологи являются... «Самое главное перебороться с собой, а потом уже с соперниками». То есть как только спортсмен перешагнул через эти поражения, как только он сумел переварить это все и извлечь выгоду из проигрыша и поражения, тогда и получатся настоящие результаты.





— А вот как-то на этом пути... он же не был безоблачным? Опять же через какие-то трудности и поражения хотелось ли тебе все бросить? Ну вот когда какое-то ощущение, что надо заканчивать уже! Ну, по-честному?

— Были может быть такие минуты, по-честному. Были может быть даже не минуты, а часик максимум подумать: «Да, зачем мне это надо? Не получается!» Но потом понимал, что я же мечтал, у меня была какая-то определенная цель, и надо с этим бороться. Конечно, я думаю, что в жизни каждого человека не смотря на то, каким видом деятельности он занимается, это происходит. Сомнение — оно присуще каждому человеку.


— То есть не больше часа?

— Ну да. Час наверное.


— То есть не впадал в депрессию на месяц там, то се...

— Нет, такого у меня к счастью не было. Хотя многие знакомые говорили спортсмены, что намного больше, но я рад, что всего там часик думал об этом и все на этом заканчивалось.


— Понятно. Вот часик думал. А сколько раз? Ну так примерно...

— Я не сказал бы, что много. Это можно пересчитать такие ситуации по пальцам. И слава Богу, что так оно и есть! Это наверное в таких критичных ситуациях, когда не получается...


— А вот когда? Какой-нибудь конкретный случай расскажи? Вот просто реальный. Мы это вырежем.

— Да, нет, можно не вырезать... Когда я перешел с юниорского возраста в мужской, когда уже вот самая тяжелая и самая большая категория. И первый год начал выступать на кубках мира, и у меня не получалось. Я там занимал какие-то семидесятые, шестидесятые места. Я думал: «Ну, как? Видимо, все-таки не мой уровень? Пришел с такого возраста и вроде бы там был сильнейший и все подряд выигрывал, а здесь проигрываю. И может быть действительно я не такой сильный?» Но постепенно потихоньку потом от старта к старту там себя настраивал и получалось все лучше и лучше, и на следующий год я вообще вышел в число лидеров.



— Понятно. А вот самое такое тяжелое испытание для любого человека и для лидера — это испытание, так сказать, медными трубами. Ты вот когда забрался на эту вершину, ощутил себя там чемпионом и так далее и так далее, вот что-то поменялось у тебя внутри так сказать? Что-то щелкнуло? Труднее ли стало себя мотивировать?
— Нет, ну на счет мотивации, конечно, очень много можно рассказывать и говорить. Я вот сегодня на встрече приводил пример: Уле-Эйнар Бьёрндален умеет себя мотивировать в 42 года. Вроде бы уже человек, который достиг уже максимум медалей, максимум званий, все что мог выиграл, но...


— Уже старичок...
— Да. И когда уже возраст идет против него, когда он понимает, что надо черпать ресурсы из других мест, из техники или из функций, он все-таки ищет эту мотивацию. И мотивация эта на столько сильная, что он выходит на старт и борется.


— То есть ты у него учишься?
— Я у него учусь, да. И, конечно, у каждого спортсмена должна быть какая-то мотивация. Без этой мотивации я думаю, что никуда не будет смысла тренироваться, не будет последствий и результатов и...


— Подожди, вот у тебя была мотивация — стать олимпийским чемпионом.
— Да.


— Так. Ну, ты им стал. Дальше что? Что возникает? Какие мысли возникают после этого?
— Вот после олимпиады я нашел себе еще нюансы, которые мне могут мотивировать. Я не стал олимпийским чемпионом в личной индивидуальной гонке, и я хочу выиграть большой хрустальный глобус. Это промежуточный этап. То есть я ищу те вещи, которые мне еще помогают в спорте, которые помогают черпать мотивации. И я думаю, что это самое главное у спортсмена, залог успеха, когда он тренируется ради чего-то, а не ради того, чтоб просто тренироваться. Не тренировка ради тренировок, а тренировка ради какой-то цели.





— Понятно. Ну, я стандартно задаю так сказать при собеседовании, любой человек, он в жизни собственно переживает какие-то серьезные падения и поражения. Не только в данном случае я имею в виду в карьере спортивной и так далее и так далее, а вот какие три своих самых больших поражения и какие извлеченные уроки после этого в личной жизни, в спорте или где-то еще, не важно... Три самых больших.

— Ну, я прожил еще не столько длинную жизнь, чтобы были прямо какие-то поражения. Я вообще пока своей жизнью доволен. У меня не было каких-то критических ситуаций. У меня не было каких-то вещей, о которых я мог бы жалеть, если бы мне предложили пережить жизнь заново, или по-другому или что-то изменить, я бы скорее всего ничего бы не стал менять, я все оставил бы, все так и оставил бы. Ну, жалею наверное, что в школе хуже учился, мог бы лучше учиться, чем... Жалею, что там...


— А почему в школе хуже учился? Вот почему ты? Что-то тебе мешало? Ты чего-то недооценивал? Вот как ты сейчас переоцениваешь? Мы не для детей, конечно снимаем, просто «учитесь, ребята, в школе»...

— Я не расставлял наверное правильно приоритеты. Я вообще в школе очень быстро все схватывал. То есть я мог сделать домашнее задание на переменках и я мог приходить домой и за пять минут все сделать...


— И это расслабляло, да?

— Это расслабляло, и потом когда начал совмещать профессиональный спорт и вот этот расслабон, получилось так, что я думал: ну зачем мне? Если я тут...


— Ну, конечно, если ты уже олимпийский чемпион, то зачем надо тебе учиться?

— Нет, я учился. Но не так хорошо, как бы сейчас хотел. Я бы сейчас лучше изучал иностранные языки. Потому что я понимаю, что в тот момент я в школе запустил. А тогда у нас в школе три языка можно было изучать. Я бы сейчас с удовольствием, наверное, если бы вернулся в школу, то опору бы сделал на иностранные языки. Я понимал, конечно, что и переходный возраст... ну я думаю, что все с этим сталкивались...




— По-разному, безусловно.

— Когда в одно время хотелось похулиганить, по гаражам, по крышам побегать и стекла поразбивать, а потом это превратилось в «побегать за девчонками», и все как-то.


— Учеба не была в этой истории.

— Нет, учеба, она была. И я вот благодарен своему наставнику в институте. Когда я поступил уже в институт юридический, и когда мы уже ездили по сборам, и я приходил к нему и говорил: «У меня завтра-послезавтра выезд на тренировочный сбор, а мне надо поставить какой-то зачет...» Он нас выгонял, чуть ли не швабрами в нас кидал: «Пока сами не сдадите... Вы мне потом только благодарны будете, когда узнаете, что я вам не помогаю в учебе» И вот действительно, мы учились в институте, я по ночам приезжал со сборов, переписывал лекции, учил. Первые два курса у меня вообще четверок мало было, почти пятерки одни. И сейчас я понимаю, как тот наставник был прав.


— Он был прав?

— Да, он был прав, что он вот этим своим поведением... хотя мы его тогда так сильно ненавидели, что он нам даже не помогал, а только швырял в нас шапками, да ведрами. Но тем не менее, сейчас я ему действительно благодарен, что он нас тогда заставлял и...


— Так обычно бывает, да.

— Да, учеба — это, конечно, святое. В следующий раз приду уже с готовым и со сданным...





— Ты же, я так понимаю, являешься лидером нашей сборной? Вот что по-твоему слово «лидер»? Вот что от тебя требуется? Вот от тебя, как от лидера? Потому что как бы лидер безусловно определяет атмосферу и много чего в целом в команде. Вот что для тебя «лидер»?

— Конечно, не секрет, что лидер — это лучший человек в какой-то сфере. И, как на любого лучшего человека в сфере, на него всегда смотрят. Всегда хотят... завидуют может быть в какой-то мере. И я думаю, что с этой стороны надо стараться подавать хороший пример, чтобы... К лидерам всегда тянутся. И это не только конкуренция. Это обычная там командная игра, когда хотят быть чем-то похожими или в каких-то результатах может быть даже стать лучше. И вот это, мне кажется, закаляет, когда лидер должен своим примером показывать. Я, как лидер, должен быть еще лучше, чтобы за мной тянулись. Может быть для кого-то мне надо составлять конкуренцию, для кого-то подавать пример, но всегда стараться оставаться лидером. Лучшим, то есть.


— Понятно. А кто для тебя является примером вот такого лидера? Ну, то есть ты же кого-то имеешь в виду? Ну то есть вот все время же образ какого-то человека возникает? Кто вот для тебя такой образец лидера?

— Ну, вот вообще, если взять по карьере изначально, то в занятиях спортом для меня были примером родители. То есть как они к нам относились, как они себя вели. Потом сестра, которая начала показывать результаты. И вот потом и сейчас, с возраста 12 лет и до нынешнего времени Уле-Эйнар Бьёрндален Норвежский биатлонист для меня кумир, лидер, тот человек, у которого мне хочется учиться, тот человек, у которого мне хочется узнать секреты, тот человек, на которого я всегда мысленно смотрю и восхищаюсь.


— Вы с ним общаетесь?

— Общаемся, да. Общаемся, может быть, не так много, как хотелось бы, но все-таки мне пока этого хватает, и я стараюсь смотреть за его поведением, стараюсь... вернее перенимать у него какой-то опыт. Пересматриваю даже прошедшие какие-то соревнования, прошедшие видео. И набираюсь у него опыта. Конечно, по моему мнению вот взгляд лидера — он даже его видно, когда, я не говорю про...




— То есть визуально?

— Да. Вот когда приходят... Например, если говорить о спорте, о биатлоне, я уже начинаю замечать, вот когда пересматриваю старое видео, те люди, которые действительно были в свое время непобедимы или чувствовали в себе громадную уверенность, у них аж глаза по-другому блестят. И видно было, какой настрой у них в глазах. И я стараюсь чему-то, конечно, научиться и взять у них это, какую-то частичку опыта.


— Понятно. Ну вот, переходя плавно к вопросу так сказать, кто учитель? У кого ты учился? Ну вот помимо норвежского биатлониста, кто еще? У кого еще ты учился? Кто был твоим учителем по жизни?

— Мои первые тренеры и учители по жизни — это, я считаю, родители, которые меня и поставили на жизнь... вообще они мне дали жизнь! Они мне дали жизнь!


— Мама и папа вместе?

— Мама и папа, да. У них всегда были хорошие отношения. И постоянно чему-то меня учил отец, чему-то меня учила мать. И это было действительно замечательно, когда у нас вот такая спортивная, можно сказать, династия была. И сейчас для меня родители являются примером по жизни, которые показывают... которые не только могут помочь в спорте, может быть, в спорте я их, конечно, уже переплюнул, но все равно они мне...


— Ну, ты же бегаешь быстрее! Ты же олимпийский чемпион!

— Все равно они мне очень много дают советов, они мне очень много дают советов по психологии. А самое главное, мне нравится, я беру с них пример в отношениях между мужчиной и женщиной. Они уже больше тридцати лет вместе. И как они друг с другом себя ведут, общаются, и это действительно для меня большой пример, и я стараюсь у них этому учиться.



— Понятно. Ну что, это воодушевляет. А чем гордишься по жизни? Ну вот я имею в виду не только спортом, а что? Вот такие две-три вещи, которые вызывают у тебя гордость за себя?

— Помимо спорта?


— Ну, да. Ну, про спорт понятно, так сказать... Кроме спорта.

— Горжусь, что я люблю очень сильно родителей, свою семью. Пойдет?


— Так... Пойдет, конечно.

— Горжусь, что я в 22 года открыл благотворительный фонд и помогаю детям. Горжусь наверное тем, что я стараюсь не зазнаваться. Я стараюсь всегда оставаться человеком.


— Это самое тяжелое. Да, конечно. Но это испытание еще не закончилось, конечно.

— Вот эти вещи... Конечно. Но я буду стараться еще больше.


— Да. Ну, и на самом деле на последок. Что ты посоветуешь тем, кто сейчас последний, ну или там где-то в конце, но очень хочет и даже имеет возможность стать первым? Вот что бы ты им посоветовал? Какие бы советы ты дал?

— Самое главное — никогда не опускать руки и стремиться к победе, стремиться быть первым. И я думаю, что человек с большим желанием, с большой мотивацией и с хорошим трудолюбием добьется любых вершин, какие бы он перед собой не поставил. Вы наверняка сами это знаете.


— Наверняка! Хорошо. Спасибо. У меня все. Спасибо.





Желаю вам больше побед и приятного отдыха в эти праздничные дни!
Ваш Михаил Слободин


Понравилось?
Присоединяйся в соцсетях. И тогда нужная информация найдет Вас там, где Вам удобно:

Фейсбук
ВКонтакте
Твиттер
Инстаграм

Subscribe
promo logik_logik march 15, 2020 17:37 270
Buy for 20 tokens
Всем день добрый! Мне надоел бездушный, душный ГОРОД. Мне давит грудь тройной стеклопакет. Уехать бы с палаткой на природу, но чтоб санузел был и ИНТЕРНЕТ.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments