logik_logik (logik_logik) wrote,
logik_logik
logik_logik

Алкогольный дайджест

[Spoiler (click to open)]Оригинал взят у rama909 в Алкогольный дайджест
Оригинал взят у karhu53 в Алкогольный дайджест

Взрослый британец проводит 5 лет своей взрослой жизни в состоянии сильного опьянения. В общей сложности таких дней насчитывается 1926 дней или 5,27 лет, пишет РИА Новости со ссылкой на Daily Mail. Жителей Великобритании опросили, как часто их мучает похмелье. Как оказалось, в возрасте от 21 до 38 лет эту проблему люди испытывают как минимум раз в неделю или около 60 раз в год, в возрасте от 38 до 46 лет – 45 раз в год, а в период с 46 до 60 лет - 23 раза в год. Самым популярным «похмельным» днем является воскресенье. Опрос также показал, что похмелье, как правило, длится целый день. Исходя из этого не удивляет история:



Дайджест об алкоголе № 4
Похитители пингвинов



Трое британских туристов, отдыхавших в Австралии, в состоянии сильного опьянения пробрались в парк развлечений и похитили пингвина. Инцинент произошел в парке Sea World (Морской мир) в городе Голд-Кост штата Куинсленд. Молодые люди возрастом от 18 до 21 года провели в зоопарке веселую ночь. Выпив предварительно полтора литра водки, британцы поплавали в бассейне с дельфинами, напали на акулу с огнетушителем и, под конец, похитили пингвина-эльфа (другое название - малый голубой пингвин) по кличке Дирк. Птицу туристы тайком пронесли в свой гостиничный номер и легли спать.

Обнаружив утром необычного соседа британцы очень испугались, поскольку не очень хорошо помнили, как пингвин оказался в их комнате. Дирка поместили в ванную и накормили хлебом, а затем выпустили на волю. Где его обнаружила молодая пара, гуляющая по пляжу. Молодые люди тут же вошли в интернет и набрали в поисковике "пропал пингвин" и, увидев объявление о похищении из зоопарка, связались с работниками "Морского мира". Те тут же приехали на пляж и спасли птицу, которая, к счастью, не получила никаких травм.

Британских туристов поймали после того, как те похвастались своими похождениями в социальных сетях и приговорили к уплате штрафа в тысячу долларов с каждого. От более строгого наказания их спасло то, что они, протрезвев, пытались помочь пингвину и покормили его.

02.05.2012


Пьяные слоны разгромили индийскую деревню



В индийской деревне Думуркота произошел погром. Жители пытаются прийти в себя после нападения на их дома 50 пьяных слонов, пишет The Times of India. Животные шли по джунглям в поисках пищи и учуяли запах алкоголя. Обнаружив в деревне поблизости магазин, 50 слонов выпили 500 л спиртного и устроили погром. После этого, как пишет Daily Mail, они отправились на поиски добавки, а по дороге уничтожили рисовые поля и разрушили три дома.

"Так как эти животные обитают в непосредственной близости к человеку, они узнали запах напитка. Они были похожи на пьяных людей - агрессивные и неразумные, но в больших масштабах", - рассказал пресс-секретарь полиции Асиш Саманат. По его словам, пишет Utro.ru эти слоны - лишь часть стада, которое состоит из 120 животных. Полицейские попросили помощи у сельских жителей в сопровождении слонов через реку в город Далма. "Надеюсь, им не придется страдать от похмелья", - заключил Саманат.

09.11.2012


А как дела с алкоголем и "пьяными" преступлениями в России? Алкоголизация общества напрямую связана с преступностью, о чем свидетельствует уголовно-правовая статистика. По усредненным данным, 4 из 5 умышленных убийств и телесных повреждений, 3 из 4 изнасилований, 7 из 10 хулиганств совершаются именно в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. Итого, каждое 7-8 тяжкое преступление совершается лицами в нетрезвом состоянии. В России это треть миллиона человек ежегодно. Примерно 75% самоубийств и 80% бытовых преступлений совершается в состоянии алкогольного опьянения. Многие из которых поражают своей жестокостью и абсурдностью. Преступление совершается "по пьяни" за считанные минуты, а отвечать и сидеть приходится долгие годы.

Далеко не все самоубийцы страдали алкоголизмом. Нередко к суициду подталкивает опасное сочетание тяжелой депрессии с алкогольным опьянением.


Алгоколь и агрессивность: аспекты взаимосвязи

Ю.Е. Разводовский, Гродненский государственный медицинский университет, mednovosti.by

Медицинские новости. – 2005. – №10. – С. 10-14.

В широком смысле под агрессией понимают угрожающее, враждебное поведение. Д. Майерс дает следующее определение агрессии: «…физическое или вербальное поведение, направленное на причинение вреда кому-либо» [2]. При этом различают два вида агрессии: враждебную и инструментальную. Источником враждебной агрессии является злость, а ее целью – причинение вреда. В случае инструментальной агрессии причинение вреда — не самоцель, а средство достижения какой-либо цели. Насилие входит в понятие «агрессия» и определяется как поведение, которое преднамеренно направлено на причинение физического вреда.

Многочисленные исследования свидетельствуют о существовании взаимосвязи между употреблением алкоголя и вербальной агрессией, агрессивными мыслями, насилием в семье, насильственным травматизмом, сексуальной агрессией, убийствами и самоубийствами [6, 8, 10]. Согласно различным данным, от 40 до 60% случаев насилия совершается в состоянии алкогольного опьянения [19]. Алкоголь вовлечен в 86% убийств, 72% разбойных нападений, 64% сексуальных преступлений, 57% случаев бытового насилия и 54% случаев насилия над детьми [22]. В России около 80% убийц и 60% их жертв употребляли алкоголь непосредственно перед совершением преступления [1]. В штате Нью-Йорк 50% убийств совершается в состоянии алкогольного опьянения [10]. При этом средний уровень содержания алкоголя в крови преступников на момент совершения преступления составлял 0,28%, что соответствует средней степени алкогольного опьянения. Чем тяжелее преступление, тем выше вероятность, что оно было совершено под воздействием алкоголя. В отделениях травматологии пациенты с насильственными травмами имели алкоголь в крови в 2—5 раза чаще, чем лица с травмами ненасильственной этиологии [8]. Обнаружена положительная взаимосвязь между употреблением алкоголя и сексуальным насилием. Наиболее тяжелые преступления под влиянием алкоголя совершаются бывшими половыми партнерами [14]. До половины мужчин, проходивших лечение по поводу алкоголизма, подвергали насилию своих партнеров в течение года накануне госпитализации [16]. Анализ временных серий, основанный на данных об уровне убийств и уровне потребления различных алкогольных напитков в США за 1934 — 1994 гг., показал существование положительной взаимосвязи между общим уровнем потребления алкоголя и уровнем убийств [17]. Эта взаимосвязь сильнее выражена для белого населения, нежели для цветного. Исследование показало также, что уровень убийств среди белых рас возрастает по мере повышения потребления крепких алкогольных напитков. Анализ временных серий, основанный на данных об уровне продажи различных видов алкогольных напитков и уровне убийств в Беларуси за 1970 — 1999 гг., продемонстрировал, что уровень убийств с высокой степенью достоверности коррелирует с уровнем продажи водки на душу населения [20]. При этом рост уровня продажи водки на 1% сопровождается ростом уровня убийств на 1,14%. Типичным убийством в состоянии алкогольного опьянения является убийство на бытовой почве в результате ссоры между собутыльниками. Наиболее убедительны данные, отражающие временную динамику в различных регионах, т.е. кросс-секционный анализ временных серий. Такой анализ, проведенный для 48 штатов США, показал высокодостоверную взаимосвязь между уровнем продажи алкоголя и уровнем изнасилований, разбойных нападений и грабежей [9]. Анализ временных серий за 1950—1995 гг., основанный на данных из 14 стран Европы, показал, что общий уровень потребления алкоголя статистически достоверно корелирует с уровнем убийств в 5 странах. Уровень потребления пива позитивно коррелирует с уровнем убийств в 4 странах, уровень потребления вина — в 2 странах, уровень потребления крепких спиртных напитков — также в 2 странах [3]. Более сильная ассоциация между общим уровнем потребления алкоголя и уровнем убийств обнаружена в странах Северной Европы, более слабая – в странах Южной Европы. Эти данные подтверждают гипотезу, согласно которой уровень убийств более тесно связан с уровнем потребления алкоголя в странах, где преобладает интоксикационно-ориентированный паттерн потребления алкоголя.

Существует мнение, что алкоголь является эликсиром агрессии. В обыденной жизни часто можно наблюдать, как тихие, приветливые, законопослушные люди после приема алкоголя трансформируются в злых, агрессивных, склонных к насилию субъектов. Однако есть и другие примеры, когда, употребляя алкоголь, человек становится более доброжелательным или спокойно ложится спать. Вероятно, алкоголь служит эликсиром агрессии не для всех лиц. Многие люди употребляют алкоголь, не проявляя при этом агрессивности, а агрессивное поведение часто отмечается и без употребления алкоголя. Поэтому задачей исследователей является определение личностных особенностей, детерминирующих высокий риск агрессивного поведения в состоянии алкогольного опьянения (определение профиля риска), с целью профилактики преступности.

Современные исследования свидетельствуют, что связанная с алкоголем агрессия — результат комплексного взаимодействия между индивидуальными и социокультуральными факторами, а также алкогольными ожиданиями, которые взаимодействуют с фармакологическими эффектами алкоголя и могут либо способствовать, либо препятствовать агрессии. Знание этих взаимодействий поможет снизить вероятность связанного с алкоголем насилия. Существуют разные подходы к оценке взаимосвязи алкоголя и агрессии. Один из них — оценка агрессивного поведения в лабораторных условиях, основанная на использовании парадигмы агрессии С. Тейлора [24]. Испытуемый назначает электрический шок или другой болезненный стимул воображаемому оппоненту. Ответная реакция оппонента симулируется компьютером. Испытуемый выполняет задание как в трезвом состоянии, так и под воздействием алкоголя. Уровень агрессивности определяется по силе и длительности электрического шока, который выбирает тестируемый для своего оппонента. Исследования показали, что лица, принимавшие алкогольные напитки, демонстрировали более высокий уровень агрессии, чем лица, получавшие безалкогольные напитки или плацебо [6,7]. Причем эффект был дозозависимым. Благодаря группе плацебо удалось доказать, что именно фармакологический эффект алкоголя усиливает агрессию, а не убеждение, что употребление алкоголя повышает агрессивность.

Существуют различные теории, объясняющие взаимосвязь между алкоголем и агрессией. Согласно селективной дисингибиторной теории, индивидуум воздерживается от агрессивного поведения благодаря нормам межличностного поведения, которые он интернализовал. В ситуации межличностного конфликта при слабой социальной поддержке норм, запрещающих насилие, алкоголь может ослабить механизмы торможения агрессивных импульсов [11]. Алкоголь вызывает дозозависимое изменение уровня центральных нейротрансмиттерных соединений и гормонального статуса, которые в свою очередь влияют на когнитивные процессы. Алкоголь нарушает когнитивные функции, снижая поле восприятия. Это состояние получило название алкогольной миопии. Таким образом, в состоянии опьянения человек воспринимает из окружающего мира меньшее количество информации, чем в трезвом состоянии. По мере усиления опьянения восприятие сужается только на отдельных элементах ситуации, в то время как восприятие ситуации в целом затруднено. Это приводит к изменению реагирования на нее, которое зависит от того, какой аспект ситуации попал в суженный фокус восприятия. Таким образом, повышается вероятность неадекватной интерпретации контекста ситуации, что вызывает агрессивный ответ на нее. Кроме того, алкоголь нарушает логическое мышление и затрудняет использование когнитивных механизмов, направленных на торможение агрессивного ответа и замещение его социально приемлемым поведением. В трезвом состоянии человек может справиться с раздражительностью и агрессивностью другого человека, рассматривая его поведение в более широком контексте. Алкоголь нарушает способность видеть ситуацию в целом, отвечать на нее рациональным образом и повышает агрессивный потенциал.

Высшие исполнительные когнитивные функции регулируют поведение, направленное на достижение цели. Это контроль внимания, стратегическое планирование, абстрактное мышление, гибкость мышления, генерирование гипотез, способность структурировать и использовать информацию, содержащуюся в памяти. Люди с психическими расстройствами, сопровождающимися агрессивным поведением, демонстрируют нарушение исполнительных когнитивных функций. Низкий их уровень обнаружен у подростков с делинквентным и агрессивным поведением. Предполагается, что низкий уровень исполнительных когнитивных функций облегчает проявление агрессии посредством снижения процессов торможения, а также снижения способности генерировать альтернативный агрессивному поведению ответ в провоцирующей ситуации. Алкогольная интоксикация нарушает высшие исполнительные когнитивные функции и таким образом повышает агрессивность. Поскольку алкоголь провоцирует агрессивность не у всех лиц, то можно предположить, что он является эликсиром агрессии у лиц, уже имеющих низкий уровень исполнительных когнитивных функций. Таким образом, алкоголь усиливает агрессивность, снижая уровень вменяемости личности, суживая сознание, ослабляя способность предвидеть последствия совершаемых действий, стирая индивидуальность и растормаживая человека. Это приводит к нарушению правильной оценки ситуации и переоценке собственных сил.

Состояние фрустрации является реакцией на препятствия по пути к достижению цели. Согласно Л. Берковиц, фрустрация вызывает озлобление и эмоциональную готовность реагировать агрессивно [2]. Фрустрация может быть следствием экономической, социальной или сексуальной депривации. Резкий рост уровня самоубийств и насилия в странах бывшего СССР может быть обусловлен высоким уровнем фрустрации вследствие социально-экономической депривации. Согласно теории фрустрация — агрессия, фрустрация приводит к готовности к агрессии, которая с помощью триггеров может запускать ее. Для индивидуума в состоянии фрустрации даже критическое замечание может стать триггером по принципу «последней капли».

Предполагается, что алкоголь и агрессивное поведение — компоненты девиантного поведения. То есть не только употребление алкоголя провоцирует агрессию, но и виктимизация может сопровождаться злоупотреблением алкоголем. Насилие может предшествовать злоупотреблению алкоголя. Известно, что люди, склонные к насилию, чаще оказываются вовлеченными в субкультуру, в которой поощряется злоупотребление алкоголем. То есть насилие может способствовать злоупотреблению алкоголем, что в свою очередь провоцирует насилие. Во многих случаях злоупотребление алкоголем и склонность к насилию имеют общие причины, такие как склонность к рискованному поведению или издержки воспитания, например недостаточная опека родителей. Другим примером общих причин является сочетание антисоциального расстройства личности и раннего алкоголизма. Антисоциальное расстройство личности выражается в пренебрежении социальными нормами и криминальном стиле жизни. Ранний алкоголизм характеризуется высокой степенью наследственной предрасположенности, ранним началом (часто в подростковом возрасте) и антисоциальным поведением. Высокий уровень агрессивности и злоупотребления алкоголем при раннем алкоголизме и антисоциальном расстройстве личности обусловлен генетическим компонентом [25].

Распространено мнение, что состояние алкогольного опьянения является особым состоянием, частично оправдывающим совершенное насилие. Индивидуум, имеющий намерение совершить насилие, может употреблять алкоголь с целью смягчения последующего наказания. Однако, согласно Уголовному кодексу, алкогольное опьянение расценивается как отягчающее обстоятельство при совершении преступления.

В одном из исследований показано, что алкогольная интоксикация повышает агрессивность у лиц, которые употребляют алкоголь в умеренных дозах, а не у тех, кто злоупотребляет алкоголем [22]. На основании этого была предложена гипотеза, согласно которой алкогольная интоксикация сильнее нарушает когнитивные функции у лиц со сниженной толерантностью к алкоголю по сравнению с теми, у кого толерантность к алкоголю высока. С другой стороны, деформация личности при хронической алкогольной интоксикации (алкогольная психопатизация) ассоциируется с повышенной агрессивностью.

Поведение в состоянии алкогольного опьянения значительно отличается в разных культурах. Употребление алкоголя может провоцировать агрессию, так как люди ожидают, что алкоголь повышает агрессивность. Исследования показали, что люди вели себя более агрессивно, когда думали, что они употребили алкоголь, хотя на самом деле выпили безалкогольный напиток [6]. Когда национальные традиции терпимо относятся к агрессивности в состоянии алкогольного опьянения, то такое поведение встречается чаще, чем там, где его резко осуждают. Так, в Англии, в Скандинавских странах и Латинской Америке агрессивное поведение в состоянии алкогольного опьянения считается подтверждением маскулинности (имидж мачо). В то же время в Италии практически отсутствуют ожидания агрессивного поведения в состоянии алкогольного опьянения, поэтому у итальянцев в подобном состоянии повышается социализация, а агрессивное поведение наблюдается редко. D. Heath пишет: «В процессе социализации люди узнают о пьянстве то, что общество знает о пьянстве, и, усваивая эти знания, действуя в соответствии с ними, являются живым подтверждением учения общества» [12]. Таким образом, вероятность агрессии растет, когда нарушение алкоголем когнитивных функций усиливается контекстом ситуации и культурально обусловленными ожиданиями. Поэтому культуральные нормы должны осуждать и тормозить связанную с алкоголем агрессию.

На социальную природу взаимосвязи между алкоголем и агрессией указывают футбольное хулиганство и коллективные военные преступления. Благодаря социальному «заражению» в группах агрессивные тенденции усиливаются. По мере усиления тождества с группой повышается конформность и анонимность [2]. Коллективное насилие в состоянии алкогольного опьянения чревато опасными последствиями в ситуации аномии, когда социальные нормы неопределенны и нет авторитетов.

О важной роли социальных факторов во взаимосвязи между алкоголем и насилием свидетельствуют исследования, проведенные в США. Установлено, что уровень насильственной преступности среди испанского населения значительно выше по сравнению с другими этническими группами [21]. Предполагается, что это обусловлено высоким уровнем бедности, низким уровнем образования, распространенностью злоупотребления алкоголем среди испаноязычного населения США. В другом исследовании также было показано, что среди совершивших насильственные преступления в состоянии алкогольного опьянения большой удельный вес лиц с низким образовательным уровнем, безработных и низкоквалифицированных рабочих [10]. Это значит, что рост пьяной насильственной преступности ассоциируется с социальной маргинализацией. О сложности взаимосвязи между социальными факторами, злоупотреблением алкоголем и уровнем убийств может свидетельствовать тот факт, что при схожей социально-экономической ситуации уровень убийств в России в 2001 г. был в 2,7 раза выше, чем в Беларуси [5]. Таким образом, даже высокий личностный профиль индуцированной алкоголем агрессии будет генерировать агрессию только в определенном социальном контексте.

Индивидуальные различия в реакции на употребление алкоголя могут быть обусловлены биологическими факторами, такими как уровень гормонов и нейромедиаторов. Низкий уровень серотонина в головном мозге ассоциируется с повышенной импульсивностью, агрессивностью, а также ранним алкоголизмом у мужчин [13, 26]. В экспериментах показано, что макаки резус со сниженным уровнем серотонина по сравнению с контролем потребляли больше алкоголя в условиях свободного доступа и характеризовались повышенной импульсивностью и агрессивностью [13]. Агрессивность повышалась у мужчин, получавших диету, обедненную триптофаном [26]. Триптофан является предшественником серотонина, и его дефицит приводит к снижению уровня серотонина в мозге [4]. Известно, что серотонин вовлечен в процессы торможения. Возможно, снижением уровня серотонина алкоголь уменьшает торможение агрессивных импульсов. С целью профилактики агрессии у лиц с антисоциальным поведением перспективным считается применение антидепрессантов, повышающих уровень серотонина в головном мозге. Препараты, снижающие уровень холестерина (лопид, лескал, мевакар) и аппетит (фенфлурамин, дексфенфлурамин), уменьшают уровень серотонина и повышают риск депрессии, суицидов, насильственной смертности и алкоголизма [18]. Триптофан, проникая в головной мозг через гематоэнцефалический барьер, превращается в 5-гидрокситриптофан (5-НТР), а затем в серотонин (5-НТ). При хроническом стрессе повышается уровень кортизола, который тормозит превращение триптофана в 5-НТР, но не влияет на процесс превращения 5-НТР в серотонин. С целью профилактики стресс-индуцированных расстройств более целесообразно назначать 5-НТР, а не триптофан. Таким образом, низкий базальный уровень серотонина может быть причиной злоупотребления алкоголем, депрессии, импульсивного и агрессивного поведения. С другой стороны, употребление алкоголя приводит к снижению уровня серотонина, что сопровождается депрессией и агрессивным поведением.

Существует много аспектов в нейрохимической регуляции агрессивного и сексуального поведения, а также потребления алкоголя. Алкоголь может повышать агрессивность, воздействуя на ГАМК-систему, через которую реализуется часть его психофармакологических эффектов. Схожий механизм действия имеют седативные и снотворные средства, которые также усиливают агрессивность. В связи с этим повышение агрессивности после приема алкоголя можно объяснить снижением тревоги и страха перед возможными последствиями насильственного поведения. Вероятно, этим объясняется и частое сочетание алкогольного опьянения и сексуального насилия. Стероидный гормон тестостерон отвечает за развитие вторичных мужских половых признаков. Высокий уровень тестостерона у преступников ассоциируется с агрессивностью и насилием [25]. В экспериментах было показано, что алкоголь провоцирует агрессивное поведение у социально доминирующих, агрессивных обезьян с высоким уровнем тестостерона [15]. В то же время алкоголь не повышал агрессивность у подчиненных обезьян с низким уровнем тестостерона. Агрессивность усиливается при введении анаболических стероидных гормонов. Молодые люди с высоким уровнем тестостерона были более агрессивны по сравнению с теми, у кого этот показатель ниже. Возможно, именно поэтому уровень преступности высок среди подростков, у которых уровень тестостерона выше, чем в общей популяции. Было замечено, что подростки и молодые мужчины с антисоциальным поведением, достигая возраста 40 лет, начинают вести спокойный образ жизни. К этому возрасту уровень тестостерона снижается, а уровень серотонина повышается.

Исследование распространенности насилия показало, что чаще всего преступления совершаются возле баров и ресторанов. Частота преступлений положительно коррелирует с плотностью торговых точек по продаже алкоголя [23]. Повышение плотности торговых точек на 1% ассоциируется с повышением частоты насильственных преступлений на 0,62%. То есть фактор доступности алкоголя играет важную роль в его связи с преступностью.

В многочисленных популяционных исследованиях установлено, что даже незначительное снижение уровня потребления алкоголя сопровождается снижением уровня преступности в целом и насильственной преступности в частности. Так, на Аляске в результате проведенного референдума была запрещена продажа алкоголя в деревнях. Уровень насильственных преступлений резко снизился [22]. После отмены запрета насильственная преступность достигла исходного уровня. В Беларуси в период антиалкогольной кампании снижение уровня продажи алкоголя в 1984 — 1986 гг. на 41% сопровождалось снижением уровня убийств на 31% [3]. Снижение доступности алкоголя для подростков путем повышения минимального возраста его продажи уменьшало потребление алкоголя и уровень насильственной преступности среди этой категории [17].

Примером профилактики связанной с алкоголем агрессии является снижение уровня насилия в семьях, члены которых проходили курсы противоалкогольного лечения с помощью поведенческой терапии [16]. В одном из исследований показано, что повышение акцизов на пиво на 10% снизило уровень убийств на 0,3%, изнасилований на 1,3%, грабежей на 0,9% [9]. Эти данные свидетельствуют о том, что политика, направленная на снижение уровня потребления алкоголя, более эффективна, чем ужесточение наказания за насильственные преступления. Предварительные результаты свидетельствуют об эффективности некоторых медикаментозных препаратов в профилактике агрессивного поведения. К ним относятся антиконвульсанты (карбамазепин), нормотимики (соли лития), антидепрессанты (ингибиторы обратного захвата серотонина типа флюоксетина).

Приведенные данные подтверждают гипотезу о тесной взаимосвязи между алкоголем и агрессией. При этом острая алкогольная интоксикация повышает агрессивность, влияя преимущественно на когнитивные функции и процессы торможения, в то время как хроническая алкогольная интоксикация в большей степени нарушает нейрохимические процессы в головном мозге, вызывает психоорганические нарушения (алкогольная энцефалопатия) и алкогольную психопатизацию. В связи с этим программы профилактики насильственной преступности должны предусматривать снижение уровня потребления алкоголя среди населения.


Литература

1. Андриенко Ю.В. // Экономический журнал ВШЭ. – 2001. – N 2. – С. 194—221.

2. Майерс Д. Социальная психология. — СПб., 2000.

3. Разводовский Ю.Е. // Алкоголь и смертность в Беларуси. – Мн., 2003.

4. Разводовский Ю.Е., Дорошенко Е.М. // Нейрохимия. – 2004. – Т. 21, N 1. – С. 44—51.

5. Разводовский Ю.Е., Немцов А.В. // Журнал ГрГМУ. – 2004. – N 1. – С. 45—50.

6. Bushman B.J. / M. Galanter (ed.). Recent Developments in Alcohol. V. 13. Alcohol and Violence: Epidemiology, Neurobiology, Psychology, and Family Issues. — New York: Plenum Press, 1997. – P. 227—243.

7. Chermach S., Gioncola H. // Clin. Psych. Review. — 1997. – N 6. – P. 621—649.

8. Cherpitel C.J. // M. Galanter (ed.). Recent Developments in Alcoholism. V. 13. Alcohol and Violence: Epidemiology, Neurobiology, Psychology, and Family Issues. — New York: Plenum Press, 1997. – P. 105—118.

9. Cook P.J., Moore M.J. / S.E. Martin (ed.). Alcohol and Interpersonal Violence: Fostering Multidisciplinary Perspectives. NIAAA, Research Monograph N 24. NIH Pub. N 93-3496.— Rockville, MD: NIAAA, 1993. – P. 193—212.

10. Greenfeld L.A. // Alcohol and Crime: An Analysis of National Data on the Prevalence of Alcohol Involvement in Crime. Report prepared for Assistant Attorney Generals National Symposium on Alcohol Abuse and Crime. —Washington, 1998.

11. Gustafson R. // J. Offender Rehabil. – 1994. – V. 21, N 5. – P. 41—80.

12. Heath D.B. International Handbook on Alcohol and Culture. — Greenwood Press, Westport, 1995.

13. Higley J.D., Linnoila M. / M. Galanter (ed.). Recent Developments in Alcoholism. V. 13. Alcohol and Violence: Epidemiology, Neurobiology, Psychology, and Family Issues. —New York: Plenum Press, 1997. – P. 199—219.

14. Martin S.E., Bachman R. // Ibid.— P. 41—56.

15. Miczek K.A. / A.J.Reisse, J.A. Roth (eds.). Understanding and Preventing Violence. V. 3.— Washington, DC: National Аcad. Press, 1994. – P. 377—570.

16. O’Farrell T.J., Murphy C.M. // J. Consult. Clin. Psychol. – 1995. – V. 63, N 2. – P. 256—262.

17. Parker R.N., Cartmill R.S. // J. Criminal Law Criminol. – 1998. – V. 88, N 4. – P. 1369—1398.

18. Penttinen J. // Amer. J. Epidemiol. – 1995. – V. 141. – P. 716—718.

19. Pernanen K. Alcohol in Human Violence. — New York: Guilford Press, 1991.

20. Razvodovsky Yu.E. // Drugs: education, prevention and policy. – 2003. – V. 10, N 3. – P. 223—235.

21. Rodriguez M.A., Brindis C.D. // Public Health Rep. – 1995. – V. 110, N 3. – P. 260—267.

22. Roizen J. // Issue in the epidemiology of alcohol and violence. NIIAAA research monograph. N 24. — U.S. Department of Health and Human Services, 1993.

23. Scribner R.A., MacKinnon D.P., Dwyer J.H. // Amer. J. Publ. Health. – 1995. – V. 85, N 3. – P. 335—340.

24. Taylor S. // Journal of Personality. — 1967.— N 35. – P. 297—310.

25. Virkkunen M. // Arch. Gen. Psychiatry. – 1994. – N 51. – P. 20—27.

26. Virkkunen M., Linnolla M. / D.M. Stoff, R.B. Cairns (eds.) Agression and Violence. — Mahwan NJ. Lawrence Eribaum, 1996. – P. 87—100.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo logik_logik march 15, 2020 17:37 267
Buy for 20 tokens
Всем день добрый! Мне надоел бездушный, душный ГОРОД. Мне давит грудь тройной стеклопакет. Уехать бы с палаткой на природу, но чтоб санузел был и ИНТЕРНЕТ.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments