logik_logik (logik_logik) wrote,
logik_logik
logik_logik

ПРОРЫВ БЛОКАДЫ ПОД ВОДОЙ.

ПРОРЫВ БЛОКАДЫ ПОД ВОДОЙ.




Идея превратить подводную лодку в средство для скрытной доставки грузов на большие расстояния совершенно предсказуемо родилась в Германии во время Первой мировой войны. Практически сразу после начала войны выяснилось, что субмарины, которые прежде считались сугубо прибрежным оборонительным оружием, вполне пригодны для открытого моря. Экономичность и надёжность дизельного двигателя, отработанные технологии подводного кораблестроения, позволяющие за счёт увеличения водоизмещения и, соответственно, запаса топлива увеличить дальность плавания до тысяч миль, быстро привели немцев к идее подводного блокадопрорывателя.

Четверть века спустя история повторилась, и, когда страны Оси потерпели первые стратегические поражения, идея подводных транспортов практически одновременно возродилась в руководстве морских ведомств Германии, Италии и Японии.

Первый прорыв

Первой лодкой, успешно совершившей прорыв атлантической блокады во Вторую мировую войну, стала японская крейсерская подводная лодка И-30 (тип И-15). Выйдя в боевой поход из Пинанга 22 апреля 1942 года, 5 августа она прибыла во французский Лориан. По сути, это был визит вежливости, широко использованный пропагандой Третьего рейха, но субмарина доставила и некоторое количество «подарков»: 1485 кг слюды и 654 кг шеллака, а также чертежи и техническое описание авиационной торпеды тип 91.

Предыстория этой операции началась 27 марта 1942 года, когда Верховное командование кригсмарине обратилось по своим каналам к японцам с просьбой провести операции против судоходства союзников в Индийском океане, чтобы отвлечь союзные силы, действовавшие в Атлантике против немцев. Японцы откликнулись быстро: они сами планировали подобную операцию, которую тому же решили дополнить специальной миссией по переходу одиночной лодки во Францию. Ввиду важности миссии лодка была напрямую подчинена командующему 6-м подводным флотом вице-адмиралу Тэрухиса Комацу.

Встреча И-30 во Франции была пышной: с немецкой стороны присутствовали главком гросс-адмирал Эрих Редер, командующий подводными лодками Карл Дёниц и японский военно-морской атташе капитан 1-го ранга Тадао Йокои. Японский экипаж удостоился всех атрибутов, с которыми встречали возвращение удачливых немецких подводников: цветов, оркестров и банкета. Примечательно, что над французским побережьем немецкие пропагандисты засняли на киноплёнку бортовой самолёт японской лодки (который был оставлен немцам), с последующим заявлением, что японские ВМС и их воздушные силы участвуют в битве за Атлантику.


Японские подводные лодка И-15, однотипная с лодкой И-30


В обратный путь японцы везли немецкую помощь: РЛС дальнего воздушного обнаружения «Вюрцбург» с технической документацией, пять парогазовых торпед G7a, три электроторпеды G7e, пять приборов управления торпедной стрельбой, 240 патронов «Больде» (гидролокационные имитаторы цели), партию промышленных алмазов, 50 шифровальных машин «Энигма», а также документацию на интересующие японцев виды боеприпасов и системы управления огнём.

Немцы перекрасили и довооружили И-30, установив на неё счетверённый 20-мм «фирлинг» вместо японских 25-мм орудий тип 96, а также оснастили лодку детектором радиолокационного излучения «Метокс».

22 августа 1942 года И-30 вышла в обратный рейс, но дальнейшая судьба первопроходца была печальной: прибыв в ночь на 13 октября 1942 года в Сингапур, лодка на следующий день начала переход в японский Куре и подорвалась на британской мине всего в трёх милях от выхода из гавани, потеряв 13 членов экипажа. Водолазы спасли многое из груза лодки, но самое ценное — локатор «Вюрцбург» и его документация — было безвозвратно потеряно. Тем не менее поход И-30 вызвал оптимизм как у немцев, так и у японцев.

31 марта 1943 года японский посол в Германии Хироси Осима доложил в Токио, что в связи с большими потерями надводных блокадопрорывателей фельдмаршал Эрих фон Манштейн предложил использовать для обмена ресурсами между Германией и Японией крупные устаревшие подводные лодки. Сообщение было перехвачено и расшифровано союзниками. Мнение Манштейна было, конечно, весомым, но назначенный 30 января 1943 года главкомом кригсмарине Карл Дёниц уже имел свой план по вопросу подводного сообщения с Дальним Востоком.

Первые планы и первое рандеву


Красочные и оптимистичные репортажи о визите И-30 были лишь зловещим предзнаменованием новых реалий блокады. Несмотря на то что надводные блокадопрорыватели в течение 1942–1943 годов продолжали приходить в Японию и Европу, их потери вновь вызвали к жизни идею подводных транспортов. 20 февраля 1943 года, за полтора месяца до депеши Осимы, на совещании в ставке по вопросам обеспечения Германии каучуком Дёниц сформулировал три возможных пути решения проблемы:

1. Расширение мероприятий по обеспечению прохода надводных блокадопрорывателей с Дальнего Востока через опасную зону.

2. Немедленное начало строительства транспортных подводных лодок для перевозки каучука.

3. Использование для перевозки каучука итальянских подводных лодок.

Фотография на память Субхаса Чандры Боса и командного
состава лодки И-29 (в первом ряду в центре командир 14-го
дивизиона подводных лодок капитан 1-го ранга Тэраока
Масао, слева от него в чёрном берете Субхас Чандра Бос,
справа — командир И-29 капитан 2-го ранга Идзу Тосиити)


Если первый и третий пункты были воплощены в жизнь, то свои транспортные подлодки немцы так и не построили, хотя слова Дёница и не были пустыми. Они основывались на том, что уже к концу 1942 года имелся предварительный проект транспортной лодки тип XIX, за основу которого был взят проект подводного минного заградителя тип ХВ. В 1943 году этот проект трансформировался в проект тип ХХ. Лодка с экипажем в 58 человек должна была перевозить 800 тонн груза и нести только зенитное вооружение. Приоритета этот проект, видимо, не получил, и из 30 законтрактованных лодок только три были заложены и строились летом 1944 года, а с началом 1945 года постройка была окончательно прекращена.

С итальянцами был достигнут консенсус: они были в той же зависимости от поставок сырья, что и немцы, и часть грузов, идущих с Дальнего Востока, предназначалась им. Кроме того, немцы были готовы предоставить взамен итальянских лодок соответствующее количество своих «семёрок».

В неспокойном море решение переправлять грузы и людей
между немецкой U 180 и японской И-29 было правильным


9 февраля 1943 года из Киля в поход c весьма специфической миссией отправилась немецкая лодка U 180 под командованием фрегаттен-капитана Вернера Музенберга. В Индийском океане она была должна осуществить рандеву с японской лодкой И-29, которой командовал капитан 2-го ранга Идзу Тосиити, и передать ей на борт известного индийского националиста Субхаса Чандру Боса и его помощника Хабиба Хасана.

Рандеву состоялось 26–27 апреля 1943 года в Мозамбикском проливе. Немцы передали японцам индийских «борцов за свободу», чертежи лодки типа IXC/40, образец ручной кумулятивной магнитной мины HHL 3 и другие образцы вооружения, диппочту. В свою очередь, японцы передали на U 180 торпеду тип 89, две торпеды тип 2, две тонны золота в слитках для японского посольства, чертежи авианосца «Акаги» и сверхмалой подводной лодки тип А. Также на борт U 180 перешли два японских специалиста по подводному кораблестроению. Грузы пришлось перевозить на резиновых лодках по натянутому между субмаринами линю. Лодки в это время, по словам японского командира, представляли собой «мечту пикирующего бомбардировщика». Однако всё закончилось благополучно, и лодки взяли курс на свои базы.

Операции итальянских субмарин-блокадопрорывателей


Летом 1942 года у итальянцев уже были готовы чертежи настоящих транспортных подводных лодок типа «R» для сообщения с Дальним Востоком. Эти субмарины оснащались только зенитным вооружением (три 20-мм автомата) и могли перевозить 600 тонн груза. Ситуация с сырьём у итальянцев была ещё более плачевной, чем у немцев, что и вызвало к жизни этот проект, по которому уже в сентябре 1942 года были заложены первые лодки. Однако время было упущено, и лишь две из 12 заложенных: «Ромоло» (R.SMG. Romolo) и «Ремо» (R.SMG. Remo) — успели вступить в строй в марте 1943 года. Обе они вскоре почти одновременно погибли: «Ремо» 15 июля торпедировала около Таранто английская подводная лодка «Юнайтед» (HMS United), а «Ромоло» 18 июля пошла на дно в результате атаки английской авиации в районе Аугусты. Ни одного рейса на Дальний Восток они не совершили.

Итальянская подводная лодка «Режинальдо Джулиани»,
в дальнейшем служившая немцам под названием UIT-23


Весной того же 1943 года уже имевшиеся крупные итальянские лодки, базировавшиеся в Бордо, должны были подвергнуться переоборудованию для рейсов в Японию. Эта участь была уготована девяти лодкам, однако «Архимеде» (R.SMG. Archimede) и «Леонардо да Винчи» (R.SMG. Leonardo da Vinci) были потоплены соответственно 16 апреля и 24 мая 1943 года, и число потенциальных блокадопрорывателей сократилось до семи.

Лодки должны были уходить на Дальний Восток группами по три единицы. В первую группу вошли субмарины «Команданте Каппеллини» (R.SMG. Comandante Cappellini), «Энрико Таццоли» (R.SMG. Enrico Tazzoli) и «Режинальдо Джулиани» (R.SMG. Reginaldo Giuliani). В мае 1943 года они вышли из Бордо в оккупированную японцами Индонезию. Загрузка составляла в среднем 95 тонн — в основном алюминий, ртуть и боеприпасы. Запас плавучести был минимальный — около 3,5%, и в надводном положении палуба едва возвышалась над водой. Возможно, именно это послужило причиной того, что «Таццоли» вскоре пропала без вести в Бискайском заливе. «Каппеллини» и «Джулиани» в июле 1943 года благополучно достигли Индонезии, где после капитуляции Италии стали немецкими лодками UIT-24 и UIT-23.

Вторую группу образовали лодки «Луиджи Tорелли» (R.SMG. Luigi Torelli), «Барбариго» (R.SMG. Barbarigo) и «Аммиральо Каньи» (R.SMG. Ammiraglio Cagni), которые вышли в поход в июне 1943 года. На «Торелли» и «Барбариго» были загружены в основном те же материалы, что и прежде, но по 130 тонн. Удачно достигла цели только «Торелли», которая в августе пришла в Сабанг. «Барбариго», предположительно, была потоплена английской авиацией в Бискайском заливе.


Итальянская подводная лодка «Аммиральо Каньи»


Подводная лодка «Каньи» уходила на Дальний Восток с полным вооружением, но обратно должна была прийти с грузом. Переоборудование включало в себя демонтаж торпедных аппаратов, погребов артиллерийского боезапаса, второго перископа и прочего оборудования (включая второй гальюн). Выйдя в море в самом конце июня, «Каньи» выполнила несколько успешных атак в Атлантике, но после известия о капитуляции Италии сдалась англичанам в Дурбане 20 сентября 1943 года.

На этом успехи итальянцев закончились, и после краха режима Муссолини остальные лодки достались немцам. Из оставшихся итальянских блокадопрорывателей только лодка «Альпино Баньолини» (R.SMG. Alpino Bagnolini), получившая у немцев обозначение UIT-22, попыталась ещё раз прорваться к японцам. Она 26 января 1944 года вышла из Бордо, но 11 марта 1944 года была потоплена британскими «Каталинами» в районе Кейптауна.

«Итальянкам», оставшимся на Дальнем Востоке, тоже не суждено было вернуться в Европу. UIT-23, бывшая «Джулиани», была потоплена 14 февраля 1944 года на переходе из Сингапура в Пинанг английской лодкой «Талли-Хо» (HMS Tally-Ho). Вышедшая 8 февраля 1944 года из Пинанга UIT-24, экс-«Капеллини», перегруженная (180 тонн) за счёт топлива каучуком, концентратом цинка, хинином и другими грузами, не смогла добраться в Европу. Все её потенциальные заправщики в пути были потоплены, и лодка была вынуждена вернуться в Пинанг. Вместе с «Торелли» она успела примерить кроме немецкого ещё и японский флаг: после капитуляции Германии обе лодки осталась в Японии, где и были захвачены американцами.

Прорывы японских субмарин


Параллельно «итальянскому» продолжался и «японский этап» прорывов. В западной историографии за этими операциями устоялось общее название «миссия Янаги» (яп. «Ива») по аналогии с немецким «Вайде» (Weide). В японских же источниках такого названия не встречается, хотя лодки и получали кодовые имена деревьев. В 1943 году вслед за И-30 в порты Франции отправились ещё три лодки. Это были И-8, И-29 и И-34.

Японская субмарина И-8 во французском Лориане


1 июня 1943 года из Куре вышла И-8 под командованием капитана 2-го ранга Утино Синдзи. В качестве пассажиров на её борту были капитан 3-го ранга Норита Садатоси и 51 подводник экипажа для очередного «подарка фюрера» — лодки U 1224 (тип IXC/40), построенной для японского флота. 27 июня И-8 покинула Пинанг, в котором приняла для немцев груз вольфрама, каучука, цинка, хинина и опиатов. При этом на борту находилось 160 человек: запасной экипаж в полном составе жил в носовом торпедном отсеке, который был переоборудован в жилой. После рандеву южнее Азорских островов с немецкой U 161, которая передала японцам радиолокационный детектор «Ванце», офицера и двух связистов, И-8 благополучно продолжила путь и 31 августа 1943 прибыла во французский Брест.

5 октября 1943 года японцы отбыли на родину, загруженные образцами двигателей для торпедных катеров, авиапушками, бомбардировочными прицелами, радиолокаторами, электроторпедами и т. д. На верхней палубе за рубкой смонтировали 20-мм «фирлинг». Также в Японию следовали пассажирами японские и немецкие офицеры, а также гражданские специалисты общим числом 14 человек. 2 декабря 1943 года лодка успешно достигла Пинанга.

Второй лодкой «японского этапа» в поход отправилась И-34 под командованием капитана 2-го ранга Ириэ Тацу, которая вышла из Куре 13 октября 1943 года. Информацией о переходе японцы активно обменивались по дипломатическим каналам связи, за что и поплатились: союзники расшифровали переписку и приняли меры. 22 октября лодка прибыла в Сингапур, где под завязку загрузилась стандартной номенклатурой сырья. Японцы так плотно «упаковали» И-34, что при испытаниях выяснилось: обшивка получила повреждения и субмарина непригодна к экстренному погружению.

Панорама порта Пинанг, сделанная наблюдателем бортового
гидросамолёта-разведчика с лодки И-29 (в правом нижнем
углу снимка видна законцовка крыла самолёта)


Из-за возникшей задержки пассажиры, в том числе контр-адмирал Koдзима Хидэо и два инженера компании «Мицубиси», решили отправиться в промежуточный пункт Пинанг поездом — это спасло им жизнь. 13 ноября 1943 года английская подлодка «Таурус» (HMS Taurus) потопила И-34 в 30 милях от Пинанга вместе с 84 членами экипажа. Выбраться из затонувшей на 40-метровой глубине лодки и достичь берега смогли только 14 из них.

Следующей была уже хорошо знакомая немцам И-29. 5 ноября 1943 года она вышла из Куре в Сингапур, куда прибыла 14 ноября. Погрузив 80 тонн каучука, 50 тонн олова, три тонны хинина, опиума и кофе и приняв на борт 16 пассажиров (в том числе группу с И-34), 16 декабря И-29 отправилась в Европу. На этот раз в Бискайском заливе английская авиация устроила «гостям с Востока» горячую встречу, но немецкие тяжелые истребители Ju 88 и эсминцы сумели защитить подопечную. 11 марта И-29 прибыла в Лориан.

Бывшая немецкая подводная лодка U 1224 сфотографирована
уже в качестве японской Ро-501 с японским экипажем


Визит был недолгим: уже 16 апреля И-29 отправилась в обратный путь с 18 пассажирами и грузом — образцами авиационных реактивных двигателей, акустических морских мин и технической документацией к ним. 14 июля 1944 лодка прибыла в Сингапур. Дальше повторилась история с И-34: союзники вновь прочитали всю переписку, касавшуюся груза и маршрута лодки, и не оставили японцам шансов. 26 июля в Лусонском проливе три торпеды с американской подлодки «Соуфиш» (USS Sawfish) буквально разорвали И-29 вместе с её ценным грузом.

30 марта 1944 года из Киля начала свой переход подаренная U 1224, получившая японское наименование Ро-501. Загруженная ртутью, свинцом, оптическим стеклом и техдокументацией на реактивный перехватчик Me 163, она была потоплена 13 мая 1944 года эсминцем «Френсис М. Робинсон» (USS Francis M. Robinson), входящим в группу «охотников-убийц» авианосца «Боуг» (USS Bogue).

Заключительным стал поход И-52, которая 21 марта 1944 года прибыла в Сингапур. Там на неё было погружено 120 тонн олова, 11 тонн вольфрама, 54 тонны каучука, 10 тонн молибдена, по три тонны хинина и опиума и две тонны золота в счёт оплаты немецких поставок оборудования. 23 апреля 1944 года лодка вышла в поход — а союзники уже привычно отслеживали все сообщения, связанные с ней.


Современное фото рубки покоящейся на дне японской субмарины И-52


6 июня японский военно-морской атташе Кодзима Хидэо сообщил в Токио и командиру лодки о высадке союзников во Франции — теперь нужно было идти в Норвегию, предварительно встретившись с немецкой U 530.
Информации о точке рандеву союзникам вполне хватило — в район снова вышла группа из пяти эсминцев во главе с авианосцем «Боуг». 23 июня, через два часа после состоявшегося рандеву двух лодок, охотники прибыли в район встречи. В 23:40 палубный «Эвенджер» лейтенант-коммандера Джесси Тейлора засек цель на радаре. Выпустив осветительные ракеты, Тейлор атаковал И-52 двумя глубинными бомбами, которые разорвались близко, но никаких признаков гибели погрузившейся лодки не было. Следом американцы сбросили новинку — радиогидроакустические буи. Услышав шумы винтов лодки, в районе подавшего сигнал буя лётчики применили ещё одно «чудо-оружие» — самонаводящуюся торпеду Mark 24 FIDO. Последовавший на глубине взрыв поставил точку в истории японских субмарин-блокадопрорывателей.

Сезон «Муссона»


Ещё в декабре 1942 года японцы обратились к немецкому военно-морскому командованию с предложением предоставить свои базы Пинанг и Сабанг для немецких подводных лодок, которые смогли бы действовать в северной части Индийского океана. В тот момент японское предложение было для немцев неактуальным: зима 1942–1943 годов с её длинными ночами была весьма успешной для немецких лодок. Они, пользуясь отсутствием воздушного прикрытия союзных конвоев в Центральной Атлантике, наносили им ощутимые потери.

Подводная лодка U 178 в Бордо, 1943 год


Разгром немецких подводных сил в Атлантике весной 1943 года в корне поменял ситуацию. 5 апреля корветтен-капитану Вильгельму Доммесу, командиру подводного крейсера U 178, который вышел 28 марта из Бордо, было приказано следовать из своего оперативного района в Индийском океане в Пинанг. Там он должен был принять на себя обязанности старшего морского начальника будущей базы немецких подводных лодок. Крупные лодки типов IXC и IXD должны были выйти из баз Франции и Норвегии в Индийский океан, провести операции против судоходства союзников в Аравийском море, после чего следовать в Пинанг.

Прибытие лодок в Аравийское море планировалось на сентябрь 1943 года, когда в этой области заканчивался сезон летнего муссона. Поэтому группа получила название «Муссон», ставшее общеупотребительным для всех немецких лодок, действовавших в Индийском океане с японских баз.

Вильгельм Доммес (сзади слева) и капитан 1-го ранга Аризуми на базе в Пинанге


10 мая 1943 года из Лориана с грузами для базы в Пинанге, образцами вакцины против жёлтой лихорадки и девятью пассажирами (японские офицеры, немецкие инженеры) вышла лодка U 511, проданная немцами Японии и получившая название Ро-500. 16 июля 1943 она благополучно дошла в Пинанг, став первой немецкой лодкой, прибывшей в Юго-Восточную Азию.

Полный обзор действий подводных лодок группы «Муссон» выходит за рамки статьи, поэтому рассмотрим транспортную составляющую группы. Первые две волны лодок из 16 единиц, покинувшие порты Европы летом-осенью 1943 года, были оснащены штатным вооружением, и сведений, что они транспортировали грузы, нет. До пункта назначения добралось всего шесть лодок, но и этого хватило, чтобы немцы столкнулись с очень тяжёлыми проблемами в части их снабжения.

В тропическом климате быстро выходили из строя торпеды, аккумуляторные батареи, электрооборудование. Всё это привело к тому, что немцам на отдалённом театре пришлось во многом снабжать самих себя. В составе 23 лодок, вышедших на Дальний Восток с января 1944 по апрель 1945 года, были торпедовозы типов VIIF U 1059 и U 1062, которые могли нести по 39 торпед, минный заградитель U 219, перевозивший различные грузы, подводный танкер U 490 c топливом, запасными частями и оборудованием.

Подводная лодка U 181 в походе


Вынужденные постоянно доставлять в базы Юго-Восточной Азии почти все необходимое для действий группы «Муссон», немцы не могли загружать все лодки, уходящие на Дальний Восток, материалами для японцев, но кое-что они делали. Подводные крейсеры типа IXD2 вместе со штатным вооружением несли и груз для союзников. Так, U 181 в августе 1944 года доставила груз ртути, свинца, сплавов, оптического стекла и технической документации. Подводные крейсеры U 851 и U 859 взяли грузы ртути, примерно 60 тонн каждая, но обе погибли на переходе: последнюю у самого Пинанга торпедировала английская подлодка «Тренчент» (HMS Trenchant).

В самом конце войны в поход вышли минзаг U 234 (тип ХВ) и крейсерская лодка U 864 (тип IXD2). U 864, вышедшая 7 февраля 1945 года из Бергена, несла на борту 61 тонну ртути, двух инженеров фирмы «Мессершмитт» и двух японских специалистов. Её потопила 9 февраля 1945 года у берегов Норвегии английская подводная лодка «Венчурер» (HMS Venturer), и норвежское правительство до сих пор изучает вопрос нейтрализации опасного груза у своих берегов.

U 234, вышедшая в поход 16 апреля 1945 года из Кристиансанда, была загружена под завязку: 74 тонны свинца, 26 тонн ртути, 12 тонн стали, семь тонн оптических стекол, пять тонн боеприпасов к зенитным орудиям, одна тонна почты и кинофильмов, шесть тонн оборудования для немецкой базы, 560 кг оксида урана, техническая документация на реактивный истребитель Me 262. Кроме того, на борту были 12 пассажиров, включая нового военно-воздушного атташе в Токио генерала люфтваффе Ульриха Кесслера. Лодка сдалась американцам вместе с грузом 19 мая 1945 года в Портсмуте. Два японских офицера, узнав о предстоящей сдаче, покончили с собой и были похоронены в море.


Подводная лодка U 234 после сдачи союзникам


Не менее сложно, чем доставить грузы в Японию, было вывезти их оттуда. Ещё до прибытия лодок «второй волны» трём лодкам было приказано загрузиться стратегическими материалами и вернуться в Рейх. Но критическая ситуация с заправкой топливом на переходе сорвала эти планы: уйти смогла только U 178, которая прибыла во Францию 24 мая 1944 года. Летом 1944 года было принято решение окончательно завершить операцию «Муссон», и практически все технически пригодные лодки должны были, приняв на борт сырьё, вернуться в Европу. Это удалось только четырём лодкам: U 188, U 843, U 864 и U-510. Ещё одной лодкой, дошедшей до европейских вод, стала U 532, но лишь затем, чтобы сдаться союзникам 13 мая 1945 года.

Экономический эффект принесло только возвращение двух первых лодок, U 178 и U 188, которые доставили около 300 тонн стратегических материалов. Грузы остальных блокадопрорывателей уже не дошли до промышленности агонизирующего Рейха. Каждая дошедшая тонна сырья означала ещё какое-то время, в течение которого Третий рейх мог производить оружие для борьбы, — а в конце войны немцы и сражались только за время, которое могло приблизить «чудо» спасения от капитуляции. Но «чуда» так и не произошло.

[Источники]Источники:
http://ucrazy.ru/other/1479574745-proryv-blokady-pod-vodoy.html
Автор: Слепой Пью.
Источник:http://topwar.ru/.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo logik_logik march 15, 2020 17:37 267
Buy for 20 tokens
Всем день добрый! Мне надоел бездушный, душный ГОРОД. Мне давит грудь тройной стеклопакет. Уехать бы с палаткой на природу, но чтоб санузел был и ИНТЕРНЕТ.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments